Ропа кимать, полумеркоть, рыхло закурещать ворыханы

2014-12-31 15:33:17
Куреса про клеватаря Ивана Васильевича, ламонного опричника
и лащины-пульца Скундяшникова
 
 
Отзвендякали кучарню во счедешных оклюгах;
За Кремлем дулится кутронница туманная
Наердают тучки на ебо –
Гонит чоних сивалдай-перхлейный раскурескиваючи;
Забатуривает Степан Парамонович
Сабанскую дудорку скрипотой мелевянною
Да бастуром брудвинецким со пружиною;
Варзуху сунегу – ворчуна скрыжастого
На железную цепь прибатлывает,
И похлил чон до рыму, призапельможившись,
К ламонной похане за Батусу – выксу.
 
И прихляет чон в сабанский хлябой рым,
И пельмает Степан Парамонович:
Не выхлит к чону ламонная елтона,
Не накулован мелевянный стропень бендюховым настропешником,
А щедреха пред стодою хило дульяснится.
И спытмает чон дирую нафитушницу:
“Ботва слемзи, слемзи Еремеевна,
А кулда ухлила, скоробалася
В шикой полумеркотный целкунец Алена Дмитриевна?
А корь пащатки масеновские горбезные –
Щабан, заердались, залащитились,
Спозаранку кимать полепшилися?”
 
“Ховряк ботва масеновский, Степан Парамонович,
Маса слемзаю ботве диво дивное:
Корь к кучерне похлила Алена Дмитриевна;
Вот уж кес прохлил с ламонной касихой,
Задулили щедреху, седжили молденять, -
А по сию ропу ботвинская поханюшка
Из прихандырской оклюги не прихлила.
А корь пащатки ботвинские ласенькие
Кумать не лепшили, не лащить похлили –
Приксем пликсят вшитошно не перестыхнут”.
 
И запельмался тогда пельмотницей хлябою
Ламонный пулец Скундяшников;
И чон стехнул к зехлу, вершает на турлицу –
А на турлице меркошь меркотнёхонька;
Хлит бендюховый перхлей, разлепшается,
Скоробает отстухарник офеновский.
 
Вот чон ухлит, у светлехе скрипотною хлопнули,
Потом ухлит шаги хлябо рыхлые;
Овершился, вершит – хляба опестная! –
Перед чоним стехняет ламона елтона,
Сабанка бендюжная, простокиесовая,
Киесы русые разбазлованные
Перхлеем-инеем переклюжены;
Вершат вербухи мутные как беспельмошные;
Хазик хило зетит зетки непосеврушные.
 
“Уж ботва где, елтона, елтона хандырила?
На каком похазии, на турлище,
Корь разбазлованы ботвинские киесы,
Корь лепенье ботвинское вшитошно издерьмачено?
Уж турлила ботва, бряйствовала ботва,
Щабан, с фетяками вшитошно ховрейскими!..
Не на то перед счедешными стодами
Масыги с ботвой, елтона, елтонилися,
Кулотыми нахирежниками менялися!..
Как забатурю мас ботву за железный бостур,
За мелевянную скрипоту окованную,
Корьбы дулика стодового ботва не вершила,
Масово начибрание видковое не хирявила…”
Взято отсюда

Apple dominates holiday giving, iPhones & iPads making up more than half of mobile device activations

2014-12-30 15:36:11

idevices-holiday-week

Data from Yahoo-owned analytics company Flurry shows that iPhones and iPads comprised more than half of all mobile device activations between 19th and 25th December, at 51.3% – almost three times as many as second-placed Samsung.

Apple accounted for 51% of the new device activations worldwide Flurry recognized in the week leading up to and including Christmas Day (December 19th – 25th). Samsung held the #2 position with 18% of new device activations, and Microsoft (Nokia) rounded out the top three with 5.8% share for mostly Lumia devices. After the top three manufacturers, the device market becomes increasingly fragmented with only Sony and LG commanding more than one percent share of new activations on Christmas Day.

The company notes that while Chinese companies Xiaomi, Huawei and HTC didn’t reach 1%, this reflects the fact that Christmas is not celebrated in their home market …

In terms of individual devices, the iPhone 6 unsurprisingly took the #1 slot, while the iPhone 6 Plus took fifth place. Flurry noted that there had been a significant switch from tablets to phablets compared to previous years, with the iPhone 6 Plus playing a significant role in this trend. It was reported earlier this month that Apple’s phablet had captured 41% of all US phablet sales in the August to October quarter.

formfactor_hires_vF

Flurry obtains its data by tracking installations of more than 600,000 apps, noting the platform on which they are installed. As you’d expect, games and messaging apps were the most popular categories during the holidays.

Взято отсюда

Девочка проснулась

2014-12-30 05:42:40

Историки подсчитали, что последний раз «четырнадцатый год» был для России абсолютно мирным целых девять веков назад. 2014-й вполне вписался в этот исторический тренд. Более того, он стал точкой отсчета новой отечественной истории.

За год изменилась повестка существования страны: метафора России как динамично развивающейся части современного мира сменилась метафорой тайги. Изменился язык, на котором мы говорим: от стилистики выступлений политиков и дипломатических нот до новых интонаций в СМИ и социальных сетях. Теперь это язык противостояния, последнего рубежа.

В 2013-м казалось, что время в России стало тягучим, как патока. Замерла экономика. Стала скучной политика. Ни выборы мэра Москвы, на которые допустили прямо со скамьи подсудимых Алексея Навального, ни даже неожиданное освобождение главного политзаключенного страны Михаила Ходорковского не разбудили страну от этой политической спячки.

Большинство сочло это лишь жестами доброй воли перед подготовкой к зимней Олимпиаде в Сочи — однозначно главному, как казалось тогда, событию 2014 года. Россия жила по инерции.

Сон девочки Любы, вокруг которого была выстроена церемония открытия Олимпиады, выглядел органичной метафорой сна страны. Она спала и видела свое былое величие — гениев литературы и балета, победу над фашизмом во Второй мировой войне, покорение космоса. Олимпиада заканчивалась 23 февраля.

В ночь на 23 февраля сбежал в Россию законный на тот момент президент Украины Виктор Янукович. Сон девочки Любы прервался.

Спустя меньше месяца президент включил Крым и Севастополь в состав России. И сразу получил рекордный рейтинг доверия населения. Феномен моментального появления в стране «крымского большинства» подтвердил, что тоска россиян по статусу великой державы и территориальным завоеваниям за четверть века постсоветской истории никуда не делась.

Колесо истории завертелось с нарастающей скоростью. Быстрое триумфальное присоединение Крыма сменилось битвой за «Новороссию», на политическом уровне между Россией и Западом началась гонка санкций.

По сути, всего за несколько месяцев все участники событий синхронно и с облегчением сбросили маски. Россия перестала притворяться частью западной цивилизации и начала считать противником весь западный мир. Запад, в свою очередь, перестал делать вид, что хоть сколько-либо интересовался мнением Москвы. Украина фактически стала форпостом этого противостояния.

Легкое и безболезненное расставание с масками произошло и внутри нашей страны. Оттенки серого сменила резкая поляризация общественных настроений. У сегодняшней России теперь есть только два цвета — черный и белый. Мы стараемся окончательно и бесповоротно расставить по местам людей, территории, смыслы.

Реальной точкой солидарности для всех россиян, независимо от их политических взглядов, стало ощущение реактивного движения, ухода почвы из-под ног, ускорения хода времени. Лед тронулся и, кажется, даже начинает разламываться прямо под ногами.

Социологи говорят, что столь глубинного проникновения политических лозунгов, охвата такого спектра социальных слоев и такой поляризации мнений, такого деления на «белое» и «черное» не было с начала 1990-х. Ни дефолт 1998-го, ни даже война с Грузией не вызывали столь сильных эмоций.

Символично, что год заканчивается приговором главному на сегодняшний день российскому оппозиционеру Алексею Навальному. Этот срок условный — 3,5 года. Но брата Навального Олега посадили на три с половиной года реального срока. С точки зрения приговора все выглядит изящно: из оппозиционера не сделали политического мученика, зато его родного брата фактически сделали заложником до следующих президентских выборов.

Свое веское слово в исторической трансформации России в уходящем году сыграло и падение мировых цен на нефть до пятилетних минимумов. Впервые за все время правления Путина началось реальное снижение доходов населения. Рубль за год обвалился к доллару почти вдвое.

Кризис как реальность в последние недели начало воспринимать даже то самое «крымское большинство». Маска беспечности и политической эйфории, которая, казалось, застыла на лице россиян после успеха крымской кампании, начала сползать.

Россия однозначно вышла из эпохи анабиоза. Эра стабильности, какой мы ее привыкли видеть, закончилась.

Сейчас никто не может сказать, что будет с пустившейся в бурное море истории Россией не только через три с половиной года, но даже через три с половиной месяца.

С одной стороны, проснуться девочке давно было пора, с другой — нам в будущем году предстоит осознать, все ли правильно сделано после пробуждения.

Взято отсюда

Электронный фронт холодной войны

2014-12-29 10:16:20

Президент США Барак Обама подписал указ, предписывающий американским IT-компаниям прекратить работу в Крыму. Речь идет о популярных программах Windows, Skype, Google Chrome, Java, Gmail. По оценке специалистов, жители полуострова смогут обойти новые ограничения. Но встает вопрос: не расширит ли Вашингтон свою практику и не распространит ли ее на всю Россию?

К сожалению, подавляющее большинство программного обеспечения, как и компьютерной техники, создано американскими фирмами. Уйти от нынешних ограничений крымчанам будет не так легко, но возможно. В конце концов, электронную почту можно завести на Яндексе или Mail.ru, вместо Skype можно пользоваться перепиской В Моем Мире. С операционной системой сложнее, придется ее не регистрировать в Крыму.

Но что делать, если ограничения распространяться и дальше? Скажем, IP-адреса распределяет компания ICANN, подконтрольная правительству США. На Совете безопасности РФ в сентябре уже рассматривали возможность распределения адресов национальным регулятором и пришли к выводу, что технически сделать это не так просто. Наши операторы изначально подключались к более развитым сетям. Это не говоря уж про то, что многие сайты в зоне .ru и .рф хранят свои данные на зарубежных серверах.

Через интернет привыкли обмениваться информацией многие наши компании и органы государственной власти. С помощью глобальной сети часто даже осуществляется управление жизненно важными системами. Конечно, интернет это еще и источник информации для многих граждан. Многие и вовсе не представляют себе жизнь без различных социальных сетей, электронной почты, программ по обмену сообщениями. Но весь ход событий показывает, что Запад всерьез взялся за нашу страну и от своих целей отказываться не собирается. Собственно, в Вашингтоне и Брюсселе не скрывают задачи довести наш народ до такого состояния, чтобы он был готов на свержение законной власти.

Уместно вспомнить недавние угрозы отключить Россию от платежных систем Visa, Master Card, от международной сети банковских платежей SWIFFT. К сожалению, перспектива остаться без электронной связи с внешним миром из разряда фантастики становится более чем реальной.

С другой стороны, говорить о том, что наша страна погрузится в Средневековье, было бы неверно. Есть пример Ирана, на который были наложены санкции еще в 1979 году. Как оказалось, жители страны спокойно обходят все запреты.

Есть пример Китая, где государственные органы и обычные пользователи используют открытое программное обеспечение, а интернет практически не зависит от внешних факторов. Довольно успешно развивается своя собственная сеть обмена информации Кванмён и своя операционная система Пульгынбёль в Северной Корее. Жители КНДР имеют аккаунты в национальных социальных сетях, ищут информацию и, в общем, не испытывают серьезных проблем.

Конечно, некоторые могут сказать, что опыт КНДР для нас не очень привлекательный. Но ведь сами мы не собираемся изолироваться от мира, это Запад может использовать весь свой арсенал средств против нас.

Кстати, отключение России от глобальной сети может косвенным образом положительно сказаться на эрудиции наших граждан. Сейчас многие специалисты в области образования жалуются, что нынешнее молодое поколение знает значительно меньше, нежели знали молодые люди еще несколько десятилетий назад. Казалось бы, сейчас можно быстро получить всю необходимую информацию на экране мобильного телефона, а у наших дедов были только тарелка-репродуктор и изба-читальня в родной деревне. Но даже писатели Александр Солженицын и Анатолий Рыбаков, которые критиковали порядки сталинского времени, писали о том, как школьники и студенты хорошо знали произведения русских и зарубежных классиков. Увы, но многие нынешние студенты не смогут найти нашу страну на карте мира. Да и злободневные проблемы в печатной прессе обсуждались куда как квалифицированнее, нежели сегодня на различных интернет-форумах.

Во всяком случае, если наша страна смогла за короткий срок победить безграмотность, то уж точно сможет найти способ преодолеть возможные ограничения со стороны США. В конце концов, не отдавать же Крым или Курильские острова из-за угроз. Наши предки, памяти которых мы хотим быть достойны, уж точно бы не поняли малодушия с нашей стороны…

– Конечно, Обама может подписать указ о прекращении деятельности американских IT-программ во всей России, – говорит независимый эксперт по высоким технологиям Игорь Чесноков. – Правда, вряд ли он пойдет на это, всё-таки крупные компании, такие как Google, Microsoft, на протяжении многих лет делали крупные инвестиции в российский рынок. Microsoft, к примеру, обеспечивает уже работу всего госаппарата и зарабатывает на этом большие деньги.

Но можно представить, что отключение всё-таки случится. И не только американских программ, но и всего интернета. Понятно, что нам придется обеспечивать независимость нашей инфраструктуры и соединение с внешней средой. Если соединения с внешней средой не будет, то начнется некоторый переходный период.

«СП»: – Сможем ли мы создать свой национальный аналог интернета?

– Пока такой возможности нет. У нас нет возможности и обеспечить импортозамещение всех иностранных программных средств. США сейчас лидер в области IT. У России нет необходимого количества технических решений, которые можно было бы внедрить. Можно переходить к открытому программному обеспечению – open source, – но оно пока не дотягивает до уровня, который задали рыночные компании.

«СП»: – Каким может быть переходный период, и как мы его сможем пережить?

– Если системы нам отключат, то первые несколько месяцев это будет «каменный век». Примерно через шесть-девять месяцев можно будет обеспечить отдельные локальные подсоединения к интернету. Но при условии, что кое-какие технологии нам сможет поставить Китай. Через год сможем выходить на импортозамещение, но сразу нельзя создать все необходимые программы. Их тоже придется закупать за рубежом.

Попутно целесообразно начать налоговую реформу, чтобы снизить налоговое бремя для фирм-разработчиков. Чтобы, несмотря на трудную политическую обстановку, было выгодно инвестировать на территории России.

«СП»: – Каким может быть этот «каменный век» в переходный период?

– Сейчас это грозит фактически остановкой экономики. Современная экономика приобрела характер производства некоей информации и ее передачи. С помощью технологий связи соединены производство и потребитель. Вся интеллектуальная работа обеспечивается средствами, производимыми американскими компаниями. Чтобы написать простой бизнес-план, вам потребуются решения Microsoft или ее конкурентов. Чтобы план отправить, получить ответ от производственной фирмы, вам потребуется интернет и почтовая программа, которая создана американской компанией.

В случае отключения интернета и американских программ вы не сможете, скажем, публиковать свои материалы на сайте. Будет трудно создавать и передавать информацию. Это затронет граждан, юридические лица и государственные структуры. Есть некоторые риски инфраструктурные. Возможно отключение электричества, перегрузки сетей. Будет отключение хозяйствующих субъектов от коммуникаций, в которых они привыкли действовать.

Двадцать лет назад мы жили совершенно в другом мире. Сейчас экономика, которая и так не в лучшем положении, завязана на современные технологии. Ситуация не предполагает быстрый выход.

Для замены импортных технологий, для локализации наших систем коммуникации нужна системная спокойная работа. Нужна и спокойная работа по диверсификации поставщиков. Если есть осложнение торговых отношений с США, то надо искать в мире других партнеров, а параллельно развивать собственную среду разработчиков. При определенных налоговых, правовых условиях для этого есть хорошие перспективы.

«СП»: – В сфере управления войсками существуют свои замкнутые системы. Можно ли будет использовать этот опыт в масштабах всей страны?

– Это будет сделать практически невозможно. Опыт показывает, что капитал решает такие вопросы быстрее, нежели их можно решить директивным способом. Даже в США именно крупные компании становятся подрядчиками государственного заказа и оперируют на рынках, которые государство создает. По этому пути надо идти и нам. Тем более, устройство многих военных систем относится к государственной тайне.

– Да, от отключений американских программ мы можем пострадать, – говорит писатель-футурист Максим Калашников. – Но что мы делали 23 года, почему не создавали свои системы? Сейчас в конкурсе Центробанка на создание национальной платежной системы победила компания, которая всё равно будет использовать иностранные разработки. Всё равно не будет полной независимости.

В Советском Союзе была своя система связи, мы думали о создании собственного интернета. Этим занимался академик Владимир Семенихин. Была своя операционная система для управления ракетами стратегического назначения.

Когда мы присоединяли Крым, то должны были подготовиться. Кто готовился к противостоянию с Западом? Почему не подумали над отечественными аналогами Skype, Windows? Последние годы фактически продолжали ельцинскую политику, когда говорили, что нам не надо производить всё из собственных разработок. Мол, давайте покупать на Западе, мы входим на мировой рынок и всё такое прочее.

Последние годы у нас был поток нефтедолларов, но на что их потратили? На Олимпиаду? Что ж, теперь остается идти и устраивать моления у стадионов, может «сочинские боги» обеспечат нам технологическую независимость.

Присоединение Крыма обозначило начало «холодной войны». Я сам – один из тех, кто приближал эту войну. В 2007 году я написал статью «Пусть грянет холодная война», но я предлагал готовиться к ней. Но наша власть пошла воевать с неподготовленным тылом.

«СП»: – Что делать теперь?

– Остается принимать удары. Хотя есть пиратские программы, ими можно пользоваться. Но мы должны понимать, что Запад всегда наносит удары по простому народу, в надежде, что он взбунтуется. Можно вспомнить опыт Второй мировой войны. Разве бомбили бункер Гитлера? Нет, бомбили города, чтобы подорвать дух людей и в идеале устроить восстание в Германии. То же самое будет и в России.

Да, нам будет трудно. Но пусть власть объясняет народу, о чем она раньше думала. Но ни под какими санкциями я не перестану поддерживать Новороссию.

Председатель движения «Народный собор» Владимир Хомяков считает, что мы сможем преодолеть любые западные ограничения:

– Все санкции и меры Запада надо оценивать с точки зрения массовости их воздействия. Когда мы ввели контрмеры в ответ на первые санкции, социологи провели интересное исследование. Оно показало, что до 80% наших граждан практически не заметили санкций, остановку поставок мяса с Запада. Это значит, что много наших сограждан ели макароны, а не мясо. Так что это искусственно созданное мнение, что мы очень хорошо живем и много потребляем.

Если говорить про интернет, то я не верю, что его отключат во всей России. В Крыму могут, но в остальной России – вряд ли. Причина проста. Все последние «оранжевые» революции, вся эта «арабская весна» делались с помощью интернета. Интернет стал орудием у оппозиционеров, у сторонников «майдана» в Москве. Отключать его американцам невыгодно.

Если электронные системы всё-таки отключат, то не думаю, что всё рухнет в стране. Ведь наши оборонные комплексы независимы от интернета. Двадцать лет назад мы работали с бумагами и – ничего, как-то жили.

Надо помнить, что в американских программах существуют «закладки», наши письма читают, и это уже никто даже не скрывает. Американцы люди прагматичные и не могут лишиться такого источника информации.

Интернет активно используют для манипулирования общественным сознанием. Человеку кажется, что он свободен, а на самом деле идет как на веревочке куда скажут.

«СП»: – Если отключат интернет, то пострадают хозяйствующие субъекты и простые граждане.

– Во-первых, не надо верить сказкам, что у каждого второго гражданина есть интернет. В Москве у большинства, в городах-миллионниках – тоже. Но на периферии он есть мало у кого. Я не думаю, что у бабушки в деревне есть интернет.

Да, от отключения интернета и программ будет плохо. Но как-то раньше обходились без всего этого. Есть пример Китая, у которого своя система, и ему плевать на Microsoft и всех остальных.

Раз китайцы справились с этой проблемой, то справимся и мы. Да, будет больно. Но когда нам было легко? Идет информационная война, экономическая, до «горячей» осталось полшага. Главное, чтобы это «плохо» равномерно распределялось в обществе, а не было плохо только простым гражданам.

Мы не можем помешать отключению электронных систем. Так давайте относиться к этому, как к стихийному явлению. Просто, это больше похоже на землетрясение или на град, который побил наши посевы? Наверное, больше на град. Значит, можно что-то сделать, так давайте делать.

В конце концов, может, мы опять начнем читать книжки. Теперь все читают книги в интернете в кратком изложении. Весь роман «Анна Коренина» сводится к тому, что героиня бросилась под поезд.

«СП»: – Но без высоких технологий мы не пропадем?

– Я скажу такую вещь: массовое пользование интернетом привело к деградации общества, люди по-другому воспринимают информацию. Руководители крупных компаний жалуются, что к ним после института приходят молодые специалисты, которые привыкли только к компиляции информации из интернета, а сути задачи не видят.

Так что давайте не драматизировать. Без электронных систем будет плохо, но это не смертельно. Да и не верю я в то, что отключат интернет. Он в России нужен американцам.

Фото: Денис Вышинский/ТАСС

Взято отсюда

Кто приготовил первый гамбургер?

2014-12-29 07:04:49
Руднштюк варм

Корреспондент BBC Travel решил разобраться, откуда вообще взялся гамбургер и где его корни – неужели действительно в Гамбурге?

Мы гуляли по элегантным улицам старого Гамбурга, по одну руку у нас были симпатичные, красного кирпича здания складов, а вдалеке возвышалось увенчанное стеклянным верхом здание Филармонии на Эльбе. Мой попутчик, местный уроженец Гельмут Моллер рассказывал эпизоды из городской истории. Он излучал гордость и был преисполнен уверенности, особенно когда выдал свое самое смелое заявление вечера: "Гамбургер придумали в Гамбурге".

Прямо скажем, тогда это не прозвучало для меня неожиданно. В конце концов, сосиску-франкфуртер действительно изобрели во Франкфурте. Но впоследствии я с удивлением выяснил, что с гамбургером, оказывается, не все так просто.

(Другие статьи из раздела "Журнал")

Гамбургеры в первую очередь ассоциируются с США, где их можно найти почти в любом дорогом ресторане, с добавлением фуа-гра или трюфелей и по цене больше 20 долларов. Европа тоже переживает бургерный ренессанс. Недавно Wall Street Journal отметила, что поклонник этого блюда может без труда отыскать приличный гамбургер практически в любом большом европейском городе.

Так что же, эволюционный круг гамбургера замкнулся? Вернулся ли он наконец на родину из своего большого кулинарного тура по Новому свету, назад к европейцам, истинным наследникам его мировой котлетно-булочной славы?

Я решил разобраться, провести исследование и раз и навсегда закрыть вопрос о подлинных корнях этого блюда. Моллер, друг моего друга, рассказывая о гамбургском происхождении гамбургера, имел в виду старинный местный свиной бутерброд под названием rundstück warm – что в переводе с нижненемецкого означает круглую теплую булочку, в которой он подается. Когда Моллер впервые произнес эти слова, они стекли с его уст как хорошо выдержанный мягкий сыр. Я его поначалу даже не понял и попросил повторить. Он, похоже, начал понемногу терять терпение, но повторил: "Рундштюк варм. Это предок гамбургера. Попробуйте - и сами делайте выводы".

Голубое небо над кирпичными зданиями Гамбурга
Голубое небо над кирпичными зданиями Гамбурга

В Гамбурге есть несколько ресторанов, подающих эти прото-бургеры. Моллер написал мне пару-тройку названий. Один из них - "Крамерамтсштубен", и это название вряд ли произнесешь, не зная немецкого, сколько бы местного пива ты ни выпил. Ресторан существует с 1718 года. Когда я туда пришел, он был закрыт.

Я направился в другое место из списка Моллера: в "Оберхафен Кантине", ресторан с 70-летней историей, расположенный в покосившемся здании вблизи порта, у полотна железной дороги. Внутри я обнаружил пару бородатых посетителей, болтавших за пивом с татуированной официанткой. Она посмотрела на меня вопросительно.

"Руднштюк варм?" - выдал я, судорожно пытаясь воспроизвести моллеровское произношение.

Официантка кивнула и что-то пролаяла повару. Через несколько минут она поставила передо мной то самое блюдо, которое, по мнению некоторых, и было прародителем современного бургера, позднее трансформировавшимся в бигмаки и их бессчетные вариации. Не успел я приступить к трапезе, как появился владелец, Себастьян Либберт. Я решил его порасспрашивать.

"Рундштюк варм появился как закуска для докеров, - пояснил он. - Но по сути это остатки воскресной запеченной свинины, которые подаются в понедельник".

Рундштюк варм делается из вчерашней свинины, в него добавляется свекла, маринованные овощи, помидоры или даже зеленый лук. Котлета и другие ингредиенты подаются между двух булочек и заливаются подливкой.

Городской пейзаж Гамбурга
Гамбург упирается в небо своими шпилями

"Вообще-то булочка должна быть только снизу, - комментирует Либберт. - А это модернизированный вариант".

В попытке попробовать разные версии блюда (если они существуют) я решил поискать в Гамбурге ресторан, который делал бы усложненную версию рундштюк варма – что-нибудь вроде свиной грудинки с фуа-гра внутри чиабатты. Но поиски успехом не увенчались: по гамбургскому счету, добавление второй булочки уже граничит со святотатством.

Тем не менее, у меня остался вопрос: произошел ли гамбургер от рундштюк варма?

Это не исключено. По мнению некоторых историков, рундштюк варм появился в XVII веке, когда пекарни Гамбурга начали выпекать круглые булочки. Вскоре булочки стали по понедельникам начинять остатками воскресной свинины и подливкой – так и родилось это блюдо.

Если бы рундштюк варм придумали в другом месте, он вряд ли бы пересек Атлантику. Но Гамбург уже давно является важным портом, соединяющим Европу и Америку. В XVIII веке немецкие эмигранты стали открывать в Нью-Йорке ларьки, продававшие "стейк по-гамбургски" немецким морякам и другим приплывавшим соотечественникам. По неизвестной причине котлеты у них были из говядины, а не из свинины, и подавались в разрезанной пополам круглой булочке.

Я взял рундштюк варм и надкусил. Вкус оказался совершенно предсказуемым: свинина с подливкой. Зеленый лук добавлял еще одну нотку вкуса и похрустывал на зубах. Родственные связи блюд явно прослеживались.

Я спросил Либберта, считает ли он рундштюк варм изначальным гамбургером. "Пожалуй", - пожал плечами ресторатор.

Знаменитый гамбургский порт
Знаменитый гамбургский порт: в его кабаках играли еще мало кому известные "Битлз"

Но историки кулинарии не сходятся во мнениях на происхождение бургера. Некоторые и впрямь считают, что он произошел от рундштюк варма, другие с этим не согласны. Говяжьи котлеты появились еще в древнеримские времена. Споря, когда котлету впервые положили в разрезанную булку, некоторые историки указывают не на немецкие ларьки в Нью-Йорке, а на ярмарку в американском штате Висконсин.

В конце XIX века человек по имени Чарльз Нагрин торговал гамбургскими стейками (это был по сути бургер без булочки) на ярмарке округа Аутагами в Висконсине. Торговля шла вяло, потому что есть голую котлету на ходу неудобно. В 1885 году Нагрина осенило: если мясо положить между двумя кусками хлеба, клиентам стало бы проще перекусывать. По мнению некоторых историков, гамбургер появился именно так.

По другим версиям, возникшим примерно в то же время, бургер мог быть изобретен энтузиастами в Огайо, Коннектикуте, Техасе и других американских штатах. Точных данных, к сожалению, нет. Но ясно одно: почти все легенды содержат упоминание о "гамбургском стейке", так что город Гамбург и впрямь был и будет неразрывно связан с этим популярным блюдом.

Если рундштюк варм и впрямь является предком гамбургера, то он скорее двоюродный, а не родной его дед. Это почти как проводить линию преемственности от Чака Берри через "Битлз" к Foo Fighters. Линия оказывается не прямой, а зигзагообразной, с недостающими отрезками, утерянными в исторических дебрях.

Но, поедая гамбургский рундштюк варм, я убедился в одном: является он предком бургера или нет, сам по себе он точно заслуживает внимания, если вы вдруг окажетесь в Гамбурге и проголодаетесь.

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.

Взято отсюда

В Киеве создадут Русскую Повстанческую Армию для свержения Путина

2014-12-28 22:46:45
Создание Русской Повстанческой Армии (РПА) анонсировано в Киеве. Официально эту структуру ее создатели планируют презентовать завтра, 29 декабря, на Майдане. Причем первые "тренировки бойцов РПА" стартуют 9 января 2015 года, а те, кто уже будет готов, отправятся на передовую в середине того же месяца.
Планы организаторов РПА обширны. Тут и борьба за "свое русское национальное государство на просторах России", и вступление в НАТО. Соседство взаимоисключающих параграфов вовсе не смущает тех, кто разместил "ВКонтакте" амбициозный "Манифест РПА".
"Мы призываем в свои ряды русских Эстонии, Латвии, Литвы, Украины, США и других стран, куда мы были вынуждены бежать от России, что лишала нас возможность свободно жить, трудиться и творить, встать вместе с нами плечом к плечу и завершить историческую несправедливость по отношению к нашему народу", - пишут авторы документа.
За что же будут сражаться все эти "русские Эстонии, Латвии, Литвы, Украины, США и других стран"?
"За свержение режима Путина", "за прекращение войны в Украине", и, наконец, "за закрепление национального суверенитета русского народа".
То, что войну, "за прекращение" которой первые добровольцы отправятся воевать уже в середине января, начал вовсе не Путин, авторов "Манифеста РПА", опять-таки, не смущает. Как когда-то создатели другой армии, сражавшейся за Гитлера под очень схожей аббревиатурой РОА, объявили "сталинский режим" корнем всех зол, и начали изо всех сил стрелять в него, попадая в Россию, так и теперь происходит ровно все то же самое. Только вместо "сталинского" - "путинский".
На месте свергнутого "режима" авторы "Манифеста РПА" намерены построить государство, в котором "равенство всех народов Российской Федерации и действительное их право на национальное развитие, самоопределение и государственную самостоятельность" будет соседствовать со "вступлением в НАТО". А "либерализация экономики" - со "свободной продажей гражданам РФ земли". И, конечно, люстрация, куда же без нее. За образец, видимо, планируется взять украинскую люстрацию. Ее правда, Венецианская комиссия раскритиковала, но авторов "Манифеста РПА" это тоже не смущает.
Их, собственно, ничто не смущает. Даже то, что для "борьбы за обретение русским народом своей исторической родины" предполагается собирать деньги через банк украинского олигарха Коломойского.
Конечно, с кем же бороться против "режима Путина", как не вместе с группой "Приват", чью собственность национализировали в Крыму для компенсации вкладчикам банка Коломойского.
Власов, вон, плечом к плечу с Гитлером боролся, и нынешних его апологетов это нисколько не волнует. Им бы "национальное государство" построить. По украинскому образцу. А что в Киеве министры-иностранцы сидят, Украину распродают, так это и есть, видимо, та "государственная самостоятельность", о которой сказано в "Манифесте Русской Повстанческой Армии".
Какая "армия", такая и "самостоятельность". Как гласит известное высказывание - второй раз исторические трагедии повторяются в виде фарсов.
(http://ruposters.ru/archi...) Взято отсюда

Best of 2014: Singles - #30 - #15

2014-12-28 22:44:01




Rank Origin Artist - Track
30 NOR Annie – Russian Kiss
29 US Ariana Grande – Break Free
28 US Night Terrors of 1927 – When You Were Mine (feat. Tegan & Sara)
27 UK Alison Moyet – Only You - Live
26 AUS Sheppard – Geronimo
25 US Vampire Weekend – Step
24 US Bleachers – I Wanna Get Better
23 AUS The Griswolds – Beware the Dog
22 US Cayucas – High School Lover
21 UK Calvin Harris – Under Control
20 US Walk the Moon – Shut Up and Dance
19 UK Lily Allen – Air Balloon
18 UK Jessie Ware – Tough Love
17 UK Example – One More Day (Stay with Me)
16 AUS Peter Wilson – Love Is on The Line (Pete Hammond Radio Edit)
15 US Mariah Carey – You Don't Know What To Do

2014 was the year of the indies, as this countdown has to be one of the most diverse I've ever compiled. Not only do we have the aforementioned indies, but we also have the standard pop and dance, as is the staple around here.

I do need to give a shout out to Olga and her Sirius Alt Nation ways for sucking me in to the "indie" rock this year. Without Alt Nation being on constantly, the indies would not have had a chance this year. By the way, all of the "Olga approved" tracks have the rank bolded and italicized. The others, lol, are not. :)

Here are some random thoughts on some of the tracks. Needless to say, these rankings are completely arbitrary and subjective. However, all tracks are pretty great and worth checking out.
  • Annie's anti-Putin, unofficial Sochi olympic anthem, "Russian Kiss" was pretty great. There were even German, Swedish, and Norwegian kisses/versions.
  • The lovely Alison Moyet's Minutes and Seconds live album was a fave this year. Her version of "Only You" takes it from the happy, sunny tune to a darker, suspicious place. Not sure the crowd was expecting that, nor was I, but I do love it. Great version.
  • Cayucas' "High School Lover" was used in a BMW commercial, quite awesomely here. (Sure, it's a 2013 song, but I discovered it this year, so there. lol)
  • Australia's Peter Wilson has been around for several years, but I discovered his PWL/SAW style music this year and quickly snapped up all his tracks on iTunes. "Love is on the Line" has a fantastic Pete Hammond mix, so check it out.
  • My prediction is that Sheppard is poised for greatness in 2015. Love love love the "bombs away..." part; it's the most awesome part of the song.
  • Maria being the Elusive Chanteuse was a bit of a hot mess this year, but I ended up loving the disco strings in "You Don't Know What to Do." P.S. we don't need Wale on this (at all).
Взято отсюда

О чтении.

2014-12-28 19:02:00

Что-то произошло. Я совершенно потерял способность читать художественную литературу. Напрочь. Иногда, из чувства нездоровой ностальгии, типа - а вот раньше... - в лучшем случае могу прочитать несколько страниц из "Войны и мира". Но никакие маркесы и борхесы и прочие кестанеды, не говоря уже новорусских гениях, не лезут в принципе. Так и приходится засыпать с томиком Ленина Сардинашвили а руках. В смысле, могу читать исключительно нечто, относящееся к науке. С этим пока порядок.

Взято отсюда

Summary of 2014

2014-12-26 23:29:00
TOP 20 RECORDS OF 2014:

1. Johnny Marr - Playland (United Kingdom)
2. Rebecca & Fiona - Beauty Is Pain (Sweden)
3. The Flashbulb - Nothing Is Real (United States)
4. Murya - Triplicity (Iceland)
5. Kent - Tigerdrottningen (Sweden)
6. welle erdball - Tanzmusik Für Roboter (Germany)
7. Morrissey - World Peace Is None of Your Business (United Kingdom)
8. Philippe Katerine - Magnum (France)
9. Roman Rain - Стереокино (Russia)
10. Röyksopp - The Inevitable End (Norway)
11. And One - Achtung 80 (Germany)
12. Blondie - Ghosts of Download (United States)
13. Boris Blank - Electrified (Switzerland)
14. Isabelle Boulay - Merci Serge Reggiani (Québec)
15. Kaija Koo - Kuka sen opettaa (Finland)
16. THYX - Super Vision (Austria)
17. Exotica - La vierge et le lion (France)
18. Scooter - The Fifth Chapter (Germany)
19. Bénabar - Inspiré de faits réels (France)
20. Glasperlenspiel - Grenzenlos in diesem Moment (Germany)

Per country,
Germany - 4 records,
France - 3 records,
United Kingdom, Sweden, United States - 2 records each,
Iceland, Russia, Norway, Switzerland, Québec, Finland, Austria - 1 record each.

Many thanks to these countries for their talented sons and daughters.


TOP 20 TRACKS of 2014 in no particular order:

Scooter - Bigroom blitz
Kaija Koo - Kuka sen opettaa
THYX - Will They Learn
Brandy Kills - Old Fairy Tales
Glasperlenspiel - Was du nicht weisst
Alfa Rococo - Lumière
Скрябiн - Історія
Lily Allen - Air Balloon
Bryan Ferry - Loop De Li
Billy Idol - Save Me Now
Би-2 - #Хипстер
Midnight Romeo - Comets
Roman Rain - Вечер в Китае
Isabelle Boulay - Si tu me payes un verre
Katerine - Efféminé
Röyksopp & Robyn - Monument (T.I.E Version)
Kent - La Belle Epoque
Blondie - Rave
Johnny Marr - Candidate
Rebecca & Fiona - Machine


Stuck on repeat
Tracks that were the longest looped in the player

Scooter - Bigroom blitz
Brandy Kills - Old Fairy Tales
Röyksopp & Robyn - Monument (T.I.E Version)
Merv Griffin - House of Horrors
Лада Дэнс - Сотри Кассету
7he Myriads - Starlight
Kaija Koo - Supernaiset
Katerine - Efféminé
Midnight Juggernauts - Streets of Babylon
Пикник - Азбука Морзе


Top tracks found in 2014 but released earlier:

Nordstrøm - Natteravn
Saturday Index - Parand
Prag - Einfach (ist gar nichts)
Paul Mauriat - Gone Is Love
Mr.Kitty - Heaven
Robert Marlow - No Heart (Demo)
Midi, Maxi & Efti - Ragga Steady
Пающіє Труси - Сауна
Andrew Roachford - cuddly toy
Fotonovela - Romeo and Juliet (feat. James New)
Julien Doré - Viborg
Love? - Mein Taschenrechner und ich
Пикник - Глаза Очерчены Углём
Вельвет - Продавец Кукол
Capital Cities - I Sold My Bed, but Not My Stereo


Top Artists by selected tracks
the more good tracks an artist published in 2014 the higher it is here

And One
Murya
Rebecca & Fiona
The Flashbulb
Röyksopp
Boris Blank
Johnny Marr
Philippe Katerine
Kent
Scooter
Morrissey
Bénabar
Argentina Chill Out Social Club
Silent Owl
Exotica
Mokhov
Isabelle Boulay
welle erdball
Alizée
Take That
Anthony Rother


Top Artists by Genius Index
the more top-rated tracks an artist published in 2014 the higher it is here

Johnny Marr
Kaija Koo
THYX
Roman Rain
Murya
Rebecca & Fiona
welle erdball
Kent
Blondie


Top Countries by selected tracks
the more good tracks were published by musicians of a country in this year the higher the country is here

1. United Kingdom
2. France
3. United States
4. Germany
5. Russia
6. Sweden
7. Québec
8. Norway
9. Iceland
10. Canada


Top Countries by Genius Index
the more top-rated tracks were published by musicians of a country in this year the higher the country is here

United Kingdom
United States
Russia
France
Germany
Sweden
Québec
Finland
Norway
Iceland
Austria


Artists Emerged with their 2014 record
I started to listen to these because of their good record published in this year

Bénabar
Argentina Chill Out Social Club
Silent Owl
Exotica
Roman Rain
Standalone Complex
Bensé
The Prize
Kaija Koo
Giana Factory
Aviators
Barcella
Wooky
THYX
Midnight Romeo
Bright Light Bright Light


Top Genres by selected tracks
The more good tracks were published in this genre in 2014 the higher it is on the list

1. singer/songwriter
2. synth pop
3. pop
4. indie pop
5. alternative pop
6. idm
7. ambient
8. electro pop
9. electronic
10. indie rock


Addition of favorite tracks in the recent year
Year 2010: 1842 tracks
Year 2011: 1322 tracks
Year 2012: 1748 tracks
Year 2013: 1270 tracks
Year 2014: 1540 tracks


Ratio of favorite tracks per added record in the recent year
Year 2010: ratio 1.045403
Year 2011: ratio 0.977811
Year 2012: ratio 1.148489
Year 2013: ratio 1.809117
Year 2014: ratio 1.577869


Got too tired of tracks from these records:

The Flashbulb - Nothing Is Real
Myslovitz - 1.577
Рок-Острова - Созерцатель
Скрябін - 25
Argentina Chill Out Social Club - Tribute to Pink Floyd
Пающіє Труси - Интим Не Предлагать
Black Ribbons - Neuromancer
Василий Шумов - Basustica
Blancmange - Happy Families Too


At what hour of day I was listening to music:

00: 0.6 percent
01: 0.1 percent
02: 0.1 percent
03: 0.1 percent
04: 0.0 percent
05: 0.0 percent
06: 0.2 percent
07: 2.0 percent ■■■■
08: 6.4 percent ■■■■■■■■■■■■
09: 5.0 percent ■■■■■■■■■■
10: 5.5 percent ■■■■■■■■■■
11: 7.4 percent ■■■■■■■■■■■■■■
12: 8.8 percent ■■■■■■■■■■■■■■■■
13: 8.8 percent ■■■■■■■■■■■■■■■■
14: 9.7 percent ■■■■■■■■■■■■■■■■■■
15: 8.0 percent ■■■■■■■■■■■■■■■■
16: 7.1 percent ■■■■■■■■■■■■■■
17: 12.0 percent ■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■■
18: 5.0 percent ■■■■■■■■■■
19: 3.9 percent ■■■■■■
20: 3.7 percent ■■■■■■
21: 2.2 percent ■■■■
22: 1.1 percent ■■
23: 1.2 percent ■■


How listened to the music:

On PC: 28.9%
Through music app: 71.1%

Happy New Year and Merry Christmas everyone reading this. С Новым Годом и Рождеством! Joyeux Noël et Bonne Année à tous.

Ющенко о Евромайдане: я понял, что мы попадаем в большую национальную беду

2014-12-26 17:39:56
Бывший президент Украины Виктор Ющенко заявил, что не принимал участия в Евромайдане, потому что участники протестной акции призывали освободить из тюрьмы экс-премьера страны Юлию Тимошенко. Об этом он рассказал в интервью изданию "Украинская правда".

"Когда весь Майдан вторит: „Юле волю!", Моего места там нет", - заявил Ющенко, отметив, что в задачи Тимошенко входит дестабилизировать украинского президента.

"Если Тимошенко дождется, когда Петр Алексеевич Порошенко первый раз споткнется о порог, вы увидите миссию Тимошенко", - добавил экс-президент.

Ющенко также заявил, что приходил на Майдан, однако, по словам бывшего главы государства, он не являлся идейным сторонником участников акции.

"Я хорошо понимал, что в том политическом кругу лидеров, которые там появились, живет другой проект, параллельно политический тому действию, которое происходит на площади. Когда я стал свидетелем мимикрии, как, казалось, совершенно величественные, здоровые требования умной молодежи перекрываются короткой перспективой трансформации власти, я понял, что мы попадаем в большую национальную беду", - заявил экс-президент.
(http://ria.ru/world/20141...) Взято отсюда

Борис Гройс и Максим Семеляк

2014-12-26 16:45:51

Очевидно, что в последние десятилетия в философской мысли эсхатологические настроения (конец истории, катастрофа как цель искусства etc) преобладали над сотериологическими. Как вам кажется, меняется ли что‑то и востребована ли сама идея спасения сейчас?

Б. Г.

Мне кажется, нет. Сейчас народ очень озабочен тем, чтобы не стало хуже. Вообще, есть ощущение, что будущее в какой бы то ни было форме влечет за собой некие неприятности и ухудшения того, что есть. Общая тенденция заключается в том, чтобы как‑то удержаться и сохранить то, что есть. Иными словами, сейчас актуальны спасение от будущего, сохранение статус-кво и какая‑то защита от надвигающихся опасностей — будь то экономические катастрофы, экологический кризис нарастание напряженности, возникновение новой безработицы; у всех есть ощущение, что, скорее всего, будет хуже.

М. С.

Интересно, что само слово «кризис», выбранное в качестве официальной характеристики сложившейся ситуации, чисто семантически смягчает положение: то есть у нас не катастрофа, но, скажем так, неприятности. Кризис предполагает выход, но не спасение.

Б. Г.

Да, но при этом никаких надежд, связанных с кризисом, сейчас нет. Раньше все‑таки присутствовала вера в спасительную силу кризиса, думали, что это некое испытание для капитализма и экономики, пройдя которое, они выйдут более бодрыми и ревитализирующимися, — может быть, какой‑то революционный будет выход. Сейчас нет такого ощущения. Сейчас все с удовлетворением отмечают то обстоятельство, что экономика вышла на докризисный уровень. Мне кажется, присутствует сильное желание стабилизации того, что есть.

М. С.

При этом мы наблюдаем буйный рост крипторелигиозных настроений, в рамках которых все большее количество людей понимают спасение для себя как наказание другого.

Б. Г.

Я бы не сказал, что это наказание другого. Но, как мне кажется, действительно присутствует описанное многими западными социологами — в частности вышедшими из исламского культурного круга — ощущение двойного движения. С одной стороны, налицо рост национальной и религиозной идентификации сравнительно с тем, как было еще недавно, 10 – 20 лет назад; это заметно абсолютно везде. С другой стороны, эта идентификация становится все более и более бессодержательной — то есть, например, ты можешь назвать себя французом или исламистом, но при этом очевидно, что исламисты ничего не знают про ислам и абсолютно невежественны в сфере идеологии, а люди, которые говорят, что они за Францию, имеют такое же смутное представление об этой стране. Абсолютно бессодержательная идентификация тем не менее дает возможность создать оборонную ситуацию — мы видели, как это все происходило в Югославии. Та идентификация во многом была реакцией на внешнюю агрессию, люди начали сознавать себя сербами или хорватами, потому что у них возникло ощущение, что они под угрозой, а что, собственно говоря, это означает и какие там культурные коды, никто на самом деле так толком и не разобрался.

М. С.

Коль скоро мы заговорили о Югославии: в современном политическом дискурсе разыгрывается именно спасительная риторика разбомбить или присоединить что‑либо нужно именно в целях спасения.

Б. Г.

Да, но спасение в данном случае опять‑таки понимается как защитная функция. Мне кажется, что современное сознание вообще рассчитано на защиту от всяких напастей. Если говорить о начале века, это было время, направленное в будущее. Будущее рисовалось как нечто, дающее огромные шансы, в будущее хотелось идти. Сейчас в будущее не хочется идти вообще никому. Все хотят от будущего в разных его вариантах защититься, ну или как минимум перейти в него с наименьшими потерями.

М. С.

Современное искусство с таким же подозрением относится к будущему?

Б. Г.

Искусство не любит будущее, но искусство все более и более хочет быть полезным и интегрированным в социальную ткань. Художники устали от роли автономных и независимых творцов — это связано еще и с тем, что социальное государство ослабло, возникли зоны, которыми оно больше не занимается, кроме того у городов, регионов и государств периодически возникает желание как‑то украситься, помочь населению, привлечь капитал и т. д. И художники на разных уровнях и с разными идеологиями повально стремятся в сферу полезности. Разумеется, речь не идет о той сфере художественного рынка (Sotheby's, Christie's), который стал напоминать производство предметов роскоши, сродни Pradaили Gucci. Если же от роскоши отвлечься, то идет массовая полезность.

М. С.

То есть это своеобразное возрождение конструктивистской идеологии?

Б. Г.

Мне кажется, это принципиально другая позиция — потому что конструктивисты все‑таки думали, что находятся у руля развития. И когда они говорили о полезности, то думали, что они, собственно, и будут контролировать это все. Сейчас же художники в это не верят. Но они видят, что искусство находятся в кризисе, и если они не хотят перейти на производство предметов роскоши — а многие этого не хотят, — тогда им приходится продемонстрировать полезность в одном отношении или другом. Сейчас это практически массовая тенденция.

М. С.

А в современном искусстве как‑то разыгрывает тему спасения? Ведь, в конце концов, даже Pussy Riot в известной акции взывали к Богородице.

Б. Г.

Я этого не вижу, честно сказать; по крайней мере в тех широтах или долготах, в которых я обычно проживаю, то есть в Европе и США. Мне кажется, что искусство и религия оккупируют разные пространства и структурно между собой не пересекаются; если вы идете в религиозную сферу, то это специфическая зона, и в ней искусство просто не всплывает. Надо сказать, что вообще западное общество, как мне кажется, все еще более дифференцировано, чем русское, и там каждый движется в своей зоне, а с другой зоной практически нет соприкосновений. И сам художественный мир так разбит, между прочим. Тот, кто, например, занимается перформансом, практически не общается с людьми, которые делают картины. У них совсем нет точки пересечения, это разные зоны, разные источники финансирования, разные способы демонстрации, разные способы жизни. Общее понятие искусства вводит в заблуждение, потому что такой зоны уже попросту не существует, все очень разбито.

М. С.

И оно будет дробиться дальше?

Б. Г.

Да, подобно тому, как в свое время серьезно разошлись искусство с дизайном. Сейчас же наблюдается очень сильный раскол между искусством как изготовлением каких‑то предметов и художественным перформансом, акционизмом, то есть тем, что работает со временем. Это очень трудно объединить в одном пространстве — ну, то есть, бывают какие‑то цитаты, в музее можно сделать перформанс, но в общем это скорее трудно, чем легко. Все очень расходится и дифференцируется.

М. С.

Нет ли в этом противоречия? Ведь технические средства наоборот способствуют стиранию формальных рамок: слово, фото, видео, звук все перемешалось на одном носителе.

Б. Г.

На этом уровне да, но на уровне площадки все очень разное. И потом, заметьте, что интернет играет большую роль на многих уровнях и производства, и показа. А интернет весь построен на специализации, фрагментации, дифференциации: если ты заходишь на какие‑то сайты, то это сайт твоих знакомых или то, что ты хочешь посмотреть заранее, — вот процесс крайней фрагментации социального пространства и выставочного, она происходит на всех уровнях, и интернет — ее симптом.

М. С.

В Москве сейчас панацеей от всех бед опять стала эмиграция на уровне настроений. А вот когда вы эмигрировали, вы воспринимали свой отъезд как спасение?

Б. Г.

Нет, эмиграция совершенно не воспринималась как спасение. Собственно говоря, это была не моя идея, мне предложили, да и вообще идея спасения, знаете, как‑то не приходила мне в голову. Не помню уже, кто — то ли Беньямин, то ли еще кто‑то из этого круга — сказал, что спасение есть, но не для нас. Спасение — это религиозная категория, это спасение от смерти, а я все‑таки воспитан с очень секулярной ориентацией, так что, думаю, если и есть спасение, то оно не для меня и никогда лично моей темой не было. Но есть стратегия выживания, и я понимал, что выживать в России мне уже было трудно, слишком уж меня тогда прижали. (Улыбается.)

М. С.

Ваша концепция антифилософии предлагает некий способ выживания философии в современных условиях. Если я правильно вас понимаю, то суть ее состоит в следующем нужно взять некую реальную практику обычной жизни и сделать ее универсальной, то есть как бы заново уверовать в нее, так?

Б. Г.

Нет, ну не на сто процентов. То есть с первой частью я полностью согласен. Ведь что такое философия в очень упрощенном виде, на уровне практическом? Это убедительная речь. Сейчас же убедить никого ни в чем нельзя.

М. С.

Почему же?

Б. Г.

Потому что каждый имеет свое мнение. Сейчас демократический тренинг привел к тому, что люди всерьез считают, что у них есть мнение по всем основным вопросам.

М. С.

Когда это случилось?

Б. Г.

Это началось где‑то в середине XIX века и связано с секуляризацией, но еще, конечно, с двумя другими факторами — расширением рыночных возможностей и осознанием человеком своей сущности как потребителя. И пониманием политической зоны сферы потребления — то есть ты получаешь список партий и потребляешь одну из них, как в супермаркете. Человек позиционирует себя как суверенного субъекта выбора, который осуществляется на основании его мнения, что вон то масло лучше, чем вот это. И он вовсе не ждет, чтобы кто‑то приходил и его переубеждал. Поэтому философия в традиционном смысле, которая ставит под вопрос мнение и равенство мнений, которая считает, что некоторые мнения лучше, чем другие, неприемлема для современной культуры. Философы стали искать вместо общего мнения общее переживание: это, например, карнавал или война, революция, какие‑то потрясения, в которых все участвуют в равной степени. Или, например, тот же самый финансовый кризис, как сейчас. То есть ты можешь начать аргументировать или начать дискурс не на базе разума и логики, как это было раньше, а на базе определенных событий, которые ты разделяешь с другими, поскольку живешь с ними в одно и то же время. Я недавно выступал в Лондоне и рассуждал об интернете, и встал какой‑то молодой человек и сказал мне: вот вы рассуждаете об интернете, а сами‑то родились до того, как возник интернет. А я, говорит, родился после, и между нами есть большая разница — есть событие, которое нас разделяет, вы из предыдущей эпохи. То есть такая артикуляционная возможность есть: некое сообщество живущих, населения Земли живет после какого‑то времени. Оно не живет сейчас, поскольку что такое «сейчас», неизвестно; оно не живет будущим, потому что от будущего одни неприятности, но оно существует после какого‑то момента — после того, как рухнули башни-близнецы, после айфона, после интернета и т. д. И это ощущение «жизни после чего‑то» дает возможности единого артикуляционного пространства. Раньше подобными объединяющими факторами служили революция или карнавал (что одно и то же), а сейчас это скорее мирная жизнь после чего‑то.

М. С.

Я вот так с ходу, пожалуй, и не скажу, после чего я живу. Ну, наверное, после СССР.

Б. Г.

Ну это очевидно, я только открыл рот, чтобы сказать, что я не сомневаюсь, что вы живете после 1991 года.

М. С.

А вы после чего живете?

Б. Г.

Я не знаю. Дело в том, что я же все‑таки аналитик, а аналитики — они как бы плавают в этом пространстве. Когда мне хочется что‑то сказать, я вспоминаю даты, которые мне удобно вспоминать, на себя я это не проецирую, я проецирую на своего слушателя.

М. С.

А что вы думаете по поводу идеи спасения от труда, разнообразных практик отказа и замедления роста в спасительных целях? В последнее время много пишется о том, что эксплуатация приобретает все новые формы и, грубо говоря, фрилансеру еще хуже, чем поденщику, и вся эта вящая креативность не так уж безобидна.

Б. Г.

Насчет отказа я не знаю. На самом деле все хотят работать и быть нужными.
Проблема заключается в том, что мы действительно наблюдаем новую волну пролетаризации: это пролетаризация умственного труда. Люди становятся пролетариями, чтобы избавиться от гнета бессмысленной культуры. Первая индустриальная революция была связана с индустриализацией физического труда, а вторая — с индустриализацией труда умственного. То есть люди хотят стать пролетариями, но проблема заключается в том, что, с одной стороны, есть давление экономическое и политическое, но с другой — есть искреннее желание самопролетаризироваться. Маркс описывал всякие ужасы пролетаризации, но люди тем не менее приезжали из деревни, чтобы пролетаризироваться. Они не хотели больше жить в деревне. Сейчас культура, искусство, наука как раз и представляются такой жизнью в деревне — ты живешь где‑то на отшибе, читаешь какую‑то фигню или что‑то рисуешь, но это никому не нужно, включая тебя самого, и это вызывает чувство глубокой депрессии. Поэтому люди хотят пролетаризироваться, чтобы включиться во что‑то, работать вместе с другими. Это, конечно, эксплуатация, но люди хотят, чтобы их эксплуатировали. Им это нравится.

М. С.

Главный фильм-катастрофа последнего времени это, очевидно, «Меланхолия». И там спасение почти рай в шалаше. Который, впрочем, не то чтобы спасает. То есть люди построили шалаш и ждут неизбежного.

Б. Г.

Ну, как вам сказать… Там же одна из героинь — арийская девушка, а другая — еврейская девушка. И ведь Ларс фон Триер всегда появлялся на публике, когда представлял «Меланхолию», ровно так: с левой стороны у него была еврейка, а справа арийка. Это была идея дуальности европейской души, которая имеет греко-римско-арийские и еврейско-христианские корни. Конечно, это еврейская забота о жизни, которая хороша, когда все окей. Когда все окей, еврейская сестра на месте, а арийская сестра в депрессии. Но когда происходит катастрофа, то арийская сестра расцветает, а еврейская увядает. Таков ритм катастрофы и мирной жизни. Но это действительно отождествление с тем, что тебя уничтожает, это обычно ассоциируется с Ницше, конечно, и арийская сестра — фигура совершенно ницшеанская. Но она уже есть и у Гегеля, между прочим. Когда я приехал в Германию, мне нужно было получить какие‑то бумаги для диссертации, получить степень. И я в частности посещал гегелевский семинар Дитера Хайнриха, который считался ведущим специалистом по Гегелю. И он пригласил меня потом на кофе и говорит: раз уж вы из России, расскажу вам историю о том, что такое истинное гегельянство. Был у меня друг, который попал во время войны в русский плен. Потом он вернулся обратно в Германию, и с тех пор его преследовал один и тот же страшный сон. Он на опушке леса, со всех сторон его окружают русские с «калашниковыми», наставляют на него автоматы — и он в ужасе просыпается. Каждую ночь у него этот сон, иногда даже по нескольку раз, ему было очень плохо. И вдруг в один прекрасный момент он видит тот же сон — он на опушке, со всех сторон русские, — но вдруг понимает, что они больше не наставляют на него автоматы. И вообще как бы его не видят. Тогда он смотрит на себя и вдруг замечает, что в руках у него автомат Калашникова и надета на него советская униформа. Вот, говорит, это и есть смысл гегельянства.

Сила красоты или тонкости аферы? ...

2014-12-26 10:38:41
Вот такая у нас теперь "Миссис Мира". Встречайте!


Женская красота с незапамятных времен привлекает и притягивает к себе глаз и душу человечества. Женскую красоту воспевали поэты и прозаики, за нее же великие воины шли воевать, в красоте женщины всегда таилось нечто загадочное и неповторимое. "Красота спасет мир" - под этим лозунгом прошел не один конкурс красоты, которые давно заняли свое законное место и иерархии шоу-бизнеса.

Для каждого времени стандарты красоты были свои, каждая эпоха может похвастаться своими неповторимыми красавицами. А чем же будет хвастаться наш с вами 21 век - эпоха технологического прогресса и интеллектуального прорыва? Правильно - накладными ресницами, искусственными волосами, неестественными линзами для глаз и конечно - силиконовыми частями тела, куда ж без них!

В наше время на конкурсе красоты никто уже не оценивает косу до пояса и хрупкость фигуры, нашим конкурсам нужны вылепленные губы и грудь. И это в лучшем случае! Порой для участия и победы в конкурсе красоты (далеко не районного уровня!) вообще ничего не нужно... кроме денег и находчивости!
Не можете себе представить - как это? Спросите у Марины Алексейчик, которая совсем недавно на сомнительных основаниях участвовала в престижном конкурсе и представляла страну, в которой - внимание! - была всего единожды!

Как такое могло произойти? Неужто сила ее красоты настолько велика, что девушку взяли прямо с улицы? Или же это тонкая, хорошо придуманная и отрепетированная афера самой Марины и организаторов конкурса?
Сама Марина Алексейчик призналась, что друзья предложили ей участвовать, и она с радостью согласилась. А то, что на "миссис" она как-то не тянет без брачных уз - девушку вовсе не смущало (ага, девушка не замужем). Что уж говорить о языке страны, которую ты представляешь? Естественно, она им не владеет.

Вот вам и справедливость, и свобода выбора (более подробно о критериях отбора «Человек и закон» рассказывал)
Получается, что теперь конкурсные правила вообще можно обойти по всем параметрам, можно быть хоть инопланетянином и успешно стать "Миссис Мира"!
Вывод напрашивается сам собой - есть одна единственная прекрасная-распрекрасная обладательница либо "хороших друзей", которые вовремя предложат поучаствовать в конкурсе, либо тугого чудо-кошелечка, который всегда на готовое. А остальные 30-40 участниц - это так, приятное дополнение для видимости конкурсного отбора. Тогда зачем вообще такие сложности? Привели барышню, вручили ей корону и на весь мир сказали - вот она, самая красивая! Было бы гораздо честней и без заморочек.
Но тут мы вспоминаем о деньжищах, которые во всех этих конкурсах замешаны (говорят, короны нынче продают по 250-300 тыс. долларов США)! И тогда все становится на свои места - кто-то получает корону, кто-то гонорар, а кто-то просто засветился и счастлив. Каждому свое, согласно таксе. Так давайте называть все своими именами, например "распродажа титулов", зачем маскировать это под "конкурс"?

Тогда и претензий не будет. Хотя откуда у Марины такая сумма денег взялась тоже не совсем понятно. По всей видимости, кто-то решил помочь матери-одиночке перерасти из среднестатистической телеведущей в "Миссис Мира". Только эта помощь больше похожа на медвежью услугу - имя Марины Алексейчик в невыгодном свете мелькает на всех страницах интернета, на многих телеканалах ее жизнь перебирают по минутам и как правило, выводы напрашиваются не в пользу красавицы.
В мире конкурсов красоты нет никаких никем установленных правил. Любой конкурс красоты – это на 99 процентов частное предприятие и непосредственно владелец конкурса устанавливает свои базовые правила и критерии отбора. От которых могут отступать в той или иной степени.
Но тогда почему бы не номинировать в будущем году на конкурс вот это чудо:

И пофиг на подрастающее поколение, на национальные интересы. Главное, быть в тренде, а там хоть трава не расти.
Взято отсюда

Вечный огонек

2014-12-26 04:19:59

Итоги предновогоднего опроса ВЦИОМ о главных событиях в личной жизни, жизни страны и самых популярных людях года получились предсказуемыми, но от того не менее важными для понимания, что такое рецепт русского счастья образца 2014 года. А он простой: в России по-прежнему не хотят перемен.

Среди кумиров в России все так же доминируют писательница Дарья Донцова, певцы Филипп Киркоров, Григорий Лепс и Стас Михайлов, спортсмен Евгений Плющенко (даже несмотря на внезапный отказ выступать в личном турнире на Олимпиаде в Сочи).

В телевидении нашим людям импонирует сериал «Физрук» с Дмитрием Нагиевым и традиционно ток-шоу — «Пусть говорят» на Первом с Андреем Малаховым. Плюс, конечно, новости и кино о войне – лучшим фильмом-2014 стал, как и прошлом году, «Сталинград».

Через несколько дней всех главных любимцев публики мы увидим в новогодних «огоньках» по всем каналам. Тех же самых, что видели и пять, и десять лет назад. С одной стороны, это несомненный признак стабильности, что особенно ценно в непростой год, когда привычные координаты жизни меняются на глазах. Но, с другой стороны – как публике выбрать других, новых кумиров, если большинство о них просто не знает.

Безальтернативность в России процветает не только в политике, но и в культуре. А главное, ни в обществе, ни во власти не видно желания эту альтернативу искать.

Впрочем, изменения будут. В этом году наверняка исчезнут с новогодних экранов Михаил Шац и Татьяна Лазарева, вряд ли мы увидим там Андрея Макаревича и «жовто-блакитную» Верку Сердючку. Идет секвестр дозволенных кумиров, но не их расширение или замена.

На самом деле этот замер общественного мнения, как градусник температуры тела, всего лишь фиксирует объективное состояние нашей страны.

В современной России, к сожалению, нет особых культурных прорывов. Нет никакого естественного процесса соревнования идей и личностей: ни в культуре, ни в науке, ни в политике с экономикой.

Причем все самые популярные спортсмены, писатели и певцы у нас еще и подчеркнутые политические лоялисты.

Что понятно, иначе они просто не попадут на экраны телевизоров, глядя в которые, и продолжает жить среднестатистический россиянин.

Политиком года для россиян традиционно стал Владимир Путин — в рейтингах ВЦИОМ он бессменно лидирует больше десяти лет. Причем в этом году его назвали таковым 71% опрошенных – в полтора раза больше, чем в прошлом (44%). Вторым в этом рейтинге благодаря явному доминированию внешней политики над внутренней стал министр иностранных дел Сергей Лавров.

Кризис на Украине и присоединение Крыма в списке главных событий в мире и стране потеснили сочинскую Олимпиаду. Хотя в начале 2014 года именно Олимпиада, да еще и закончившаяся триумфом российский спортсменов в командном зачете, виделась однозначно главным событием.

Уходящий 2014 год, несмотря на обвал рубля, жители России провожают с позитивным настроем: в хорошем расположении духа ожидает 2015 год 41% опрошенных, еще 45% не испытывают ни горя, ни радости, лишь 10% настроены пессимистично, считая, что в будущем году нас не ждет ничего хорошего.

При этом личный оптимизм россиян органично сочетается с пессимизмом по отношению к происходящему со страной.

О том, что для России этот год был благоприятным, говорят 36%, тогда как 52% полагают, что последние 12 месяцев были скорее трудным временем, а 9% — и вовсе крайне плохим.

Эта вилка между небывалым личным оптимизмом и пессимизмом в отношении ситуации в стране показывает, что люди у нас по-прежнему живут сегодняшним днем. Стабильность стала синонимом счастья.

Пока в холодильнике не станет заметно беднее, все хорошо. Начальство пусть решает свои и наши проблемы. А нам ни до чего нет дела, у нас – вечный «голубой огонек».

В любом случае Донцова непременно издаст новый роман. Лепс и Киркоров обязательно споют новые песни. Да и старые сгодятся. В одно и то же время по известному телеканалу покажут любимый сериал. Президента привычно покажут в выпусках новостей. А если со страной вновь приключится катаклизм глобального масштаба, как это уже было не раз и не два, мы опять искренне удивимся.

Взято отсюда