Воздушные коридоры планеты

2013-05-30 22:06:30

Майкл Маркиета, который занимается разработкой транспортных путей в фирме дизайна Arup, провел целый год, анализируя воздушные пути сообщения.

Сегодня в мире имеется более 58 тысяч воздушных коридоров, но каждый отдельно взятый аэропорт контролирует лишь несколько из них.

Самый загруженный аэропорт — международный аэропорт Франкфурта-на-Майне, который обслуживает 235 прямых рейсов.

Главные аэропорты по континентам — Сан-Паулу, Пекин, Сидней, Франкфурт, Каир и Атланта.

Маркиета использовал светлые тона голубого цвета, чтобы указать короткие и совпадающие коридоры, и более темные тона для дальних рейсов, которые не совпадают с другими.

Маркиета обнаружил, что ему совсем не нужно обозначать карту мира, чтобы зритель мог отличить различные части планеты. Воздушные коридоры очерчивают континенты, демонстрируя типичное для людей стремление поселяться на побережье

источник

Взято отсюда

«Не понимают, как работает интернет»

2013-05-30 22:04:34

С осени 2012 года Министерство культуры разрабатывает законопроекты по ужесточению борьбы с пиратством в Рунете. Но наиболее жесткие предложения появились только сейчас. В документе, подготовленном в конце мая, ведомство предлагает без суда блокировать нелегальный контент по требованию правообладателей, а также ввести ответственность за пиратство для провайдеров и пользователей. Реакция интернет-сообщества на эти предложения оказалась крайне негативной. Вскоре, однако, позиция Минкульта смягчилась.

Как следует из последней редакции документа, просочившейся в СМИ, Минкультуры хочет обязать пользователей и владельцев сайтов оперативно удалять материалы, на которые укажут правообладатели (при этом пиратством будет считаться даже ссылка на страницу, содержащую нелегальный контент). Тех, кто будет затягивать с исполнением воли владельцев авторских прав, ждут штрафы. Для юрлиц они могут достигать миллиона рублей.

Ресурсы, грубо или систематически нарушающие авторские права, Минкульт предлагает блокировать на уровне интернет-провайдеров (сейчас такой механизм применяется в отношении сайтов с детской порнографией, пропагандой суицида и употребления наркотиков). Кроме того, законопроект предусматривает создание реестра объектов интеллектуальной собственности, в который будут вноситься защищенные авторским правом материалы. При этом владельцы сайтов должны будут самостоятельно проверять, нет ли у них на страницах файлов из этого реестра.

Инициатива затрагивает и поисковики: в их выдаче, считает ведомство Владимира Мединского, нужно отдавать приоритет сайтам, легально распространяющим контент. А ссылки на ресурсы, которые были заблокированы за грубое или систематическое нарушение авторских прав, должны быть из выдачи исключены, говорится в инициативе.

Вместе с появлением значительно ужесточенной редакции законопроекта начали распространяться слухи и о возможной кампании против пиратства на телевидении с участием в ней российских звезд. Сотрудники ряда крупнейших интернет-компаний в последние дни сообщали о том, что НТВ и Первый канал приглашали их в эфир. Впрочем, судя по всему, большинство представителей отрасли ответило на приглашения отказом. Зато они согласились изложить «Ленте.ру» свое отношение к законопроекту Минкультуры.

Станислав Козловский, представитель Ассоциации пользователей интернета и исполнительный директор НП «Викимедиа РУ»

К сожалению, предложенный Минкультом законопроект подготовлен без учета мнения интернет-отрасли и пользователей. Безо всякого обсуждения пролоббированы интересы крупных правообладателей и продюсеров. При этом понимания самой сути работы интернета в законопроекте нет. Непонятно, кто и как понесет ответственность за содержание гиперссылок. Не открывая ее, узнать, что за ней находится, невозможно. Контент там мог поменяться или добавиться, сегодня она ведет на одно, завтра — на другое. Предлагаемый законопроект аналогичен американским законопроектам SOPA и PIPA, которые хотели принять, только в итоге не приняли, так как они нарушали бы права граждан. Получается, что министр [культуры Владимир] Мединский рассказал президенту [Владимиру] Путину одну сторону проблемы, забыв о другой. Словом, в дальнейшем хотелось бы широкого обсуждения этого законопроекта.

Прежде чем бороться с пиратством, надо понять наконец, что это. Сейчас пиратством считается любое нарушение авторского права, даже если оно никак не вредит правообладателю. Написали на любительском сайте рецензию на фильм, проиллюстрировали постером из него — нарушили права, надо было заключить с правообладателем лицензионный договор и выплатить ему вознаграждение. Сделал фото на улице с современным зданием — заключи договор с архитектором об использовании изображения в коммерческих или иных целях.

Главная опасность в том, что законопроект в его нынешнем виде даст повод закрыть любой сайт. Есть более корректные способы отстаивать интересы правообладателей. Тот же американский закон DMCA, в котором есть понятие «тихой гавани» — safe harbour. Если к выложенному в этой «гавани» материалу есть претензии правообладателей, то материал можно убрать, причем в течение довольно большого срока. У нас предлагается давать на это 12 часов без учета праздников, выходных дней или ночных часов, а иначе — огромные штрафы.

Наконец, Минкульт говорит, что законопроект поможет кинобизнесу. Но давайте разберемся: 60-70 процентов бюджета отечественного фильма — это государственные деньги, из наших налогов. А потом получается так, что права на фильм принадлежат какому-нибудь продюсеру, а если налогоплательщик скачает фильм и посмотрит, его назовут пиратом. Давайте еще и не забывать, что во многих городах вообще нет кинотеатров.

Ирина Левова, аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций

Законопроект демонстрирует полное незнание организационных и технологических процессов, протекающих в интернете. Обязанность поисковых сервисов приоритезировать результаты поисковой выдачи противоречит функции поисковых сервисов и в настоящее время является технологически нереализуемой: поисковые системы автоматически индексируют имеющийся в интернете контент по всему миру и не имеют технической возможности сличаться с российским реестром. Размер штрафа вызовет упадок индустрии цифровой дистрибуции в России, которая сегодня находится в стадии активного развития: создавать российские платформы цифровой дистрибуции авторского контента, равно как и выходить на российский рынок, крупным международным платформам станет невыгодно.

Кроме вышеперечисленных замечаний, следует отметить концептуальные несоответствия описанных законопроектом процедур международным практикам и самому характеру правоотношений в сфере авторских и смежных прав. Эксперты РАЭК высказывают уверенность, что принятие законопроекта повлечет за собой массовый отток российских владельцев сайтов в иностранную юрисдикцию, финансовые потери и широкомасштабные нарушения прав законопослушных российских физических и юридических лиц — хостинг-провайдеров, операторов связи и владельцев сайтов.

Пресс-служба Google

Мы не считаем, что законопроект основан на принципах DMCA (Digital Millennium Copyright Act — американский закон, защищающий интернет-провайдеров и владельцев сайтов от действий пользователей — прим. «Ленты.ру»). Это больше похоже на печально известный американский законопроект SOPA, который был отклонен после массовых протестов во всем мире, в том числе со стороны России.

При сбалансированном регулировании интернет способен внести существенный вклад в развитие индустрии контента и стать одним из основных источников дохода для правообладателей.

Такие меры, как премодерация контента, регулирование результатов поиска, ответственность за размещение ссылок, а также блокирование доступа к сайтам операторами связи, могут нанести урон не только контент-индустрии, но и таким сферам экономики, как электронная торговля, рынок интернет-рекламы, рынок стартапов.

Насколько нам известно, не все правообладатели поддерживают данный законопроект. В этой ситуации появление отдельного закона, регулирующего отношения правообладателей и интернет-платформ на основе принципов DMCA могло бы способствовать развитию отрасли.

Очир Манджиков, пресс-секретарь «Яндекса»

Мы вчера впервые увидели законопроект в этой редакции. Мы ознакомимся с ним и подготовим наши подробные замечания и возражения. Первое впечатление — что ряд пунктов законопроекта требует исключения, потому что они просто нереализуемы (например, в поисковых технологиях) и при этом способны помешать развитию российской IT-отрасли. По сути, за счет одних полноправных участников рынка (интернет-компаний) пытаются решать коммерческие проблемы других (правообладателей).

Антон Мальгинов, руководитель юридической службы Mail.Ru Group

Вряд ли законопроект Министерства культуры можно назвать взвешенным и адекватным. По сути, он вводит внесудебную блокировку любой информации в интернете по заявлению лица, считающего себя правообладателем. Практически все, что есть в интернете, относится к объектам интеллектуальной собственности: сами сайты, дизайн, обеспечивающее функционирование сайта программное обеспечение, тексты, авторские комментарии, фотографии, игры и прочее. Предложенная редакция закона позволит заблокировать любой контент и любой сайт, если найдется лицо, которое посчитает, что такой контент или такой сайт нарушает его авторские права. Это очень опасный механизм, способный оказать негативное влияние на весь российский интернет в целом. Кроме того, законопроект предусматривает нововведения, которые или технологически нереализуемы, или связаны с несоразмерными затратами владельцев сайтов, например, модерация результатов поиска, модерация информации, размещаемой в социальных сетях, ссылок. Предлагаемые законопроектом способы защиты авторских прав, подходящие только для отдельных категорий правообладателей, не являются сбалансированными и не имеют успешных примеров в мировом опыте.

Екатерина Пахомчик, представитель пресс-службы SUP Media У нас пока не было достаточно времени для того, чтобы детально ознакомиться с предложением министерства. На данный момент складывается впечатление, что баланс интересов сторон сейчас далек от оптимального, поскольку часть предложенных мер на первый взгляд выглядят невыполнимыми при существующем уровне развития технологий, а часть потребует существенных организационных и финансовых затрат. Кажутся справедливыми и разумными замечания РАЭК, и мы надеемся, что конструктивный диалог всех участников процесса позволит нам совместными усилиями сформировать механизм взаимодействия, позволяющий защитить права и свободы всех вовлеченных лиц.

Злата Николаева, представитель «Рамблера»:

У «Рамблера» давно есть регламент по рассмотрению жалоб и блокированию незаконного контента, в том числе нарушающего права правообладателей. Мы действуем согласно этому регламенту, это рабочий инструмент.

Напрямую инициатива [об изменении выдачи поисковиков] нас не касается, потому что «Рамблер-Поиск» работает на технологиях «Яндекса» и в ранжирование мы не вмешиваемся. Однако считаем, что приоритезация любых ресурсов в выдаче смещает ее релевантность и качество, к тому же поисковики не предоставляют доступ к пиратскому контенту и не могут отвечать за владельцев других ресурсов.

В настоящее время в рамках правовой комиссии РАЭК мы готовим единую позицию по отрасли.

Георгий Лобушкин, пресс-секретарь «ВКонтакте»

«ВКонтакте» соответствует мировым стандартам по работе с правообладателями (DMCA). Мы также сотрудничаем с ними в вопросах замещения нелегального контента легальным.

***

P.S. К вечеру 29 мая свой комментарий дали представители Минкультуры.

Наталья Ромашова, директор нормативно-правового департамента Министерства культуры

Что касается нормы о продвижении сайтов с легальным контентом, данное предложение поступило от правообладателей, и мы его включили в законопроект именно для обсуждения. Норма признана сырой. На данный момент она исключена из законопроекта. Сейчас он регулирует только отношения с владельцами сайта. Это же касается и удаления из поисковиков ссылок на нелегальный контент. Поисковики и торренты — это вторые вопросы, которые следует обсуждать. Заседания рабочей группы будут продолжены, и в нее уже входят представители интернет-сообшества — в частности, представители Google, «Ростелекома», МТС и «Яндекса».

Взято отсюда

Продайте ваши данные и спасите экономику и будущее

2013-05-30 22:04:29

Джарон Ланье Писатель, музыкант и изобретатель

Аллегорическое изображение интернета
Информация играет все большую роль в современном мире. А что будет через несколько десятилетий?

Пройдет несколько десятков лет, и мир изменится.

Представьте: автомашины будут обходиться без водителей, а это значит, что почти не будет аварий. Роботы будут добывать полезные ископаемые, и шахтеры больше никогда не подвергнутся опасности остаться под завалами. Хирургические операции будут делать автоматизированные хирурги, которые почти никогда не ошибаются.

Каждое утро в вашем шкафу будет новая одежда – всегда сшитая по последней моде и идеально сидящая, потому что ваш домашний робот ночью перешьет ее из вчерашней. И забудьте о стирке – ее просто не будет.

Конечно, я не могу сказать, какие из этих достижений, кажущихся сегодня фантастическими, станут реальностью. Но можно предположить, что хотя бы некоторые из них войдут в наш быт еще при жизни нынешних поколений.

Но кто – и как – будет тогда зарабатывать деньги? Куда денутся хирурги, если операции будут проводить роботы? Может оказаться, что их ждет судьба нынешних музыкантов, пробавляющихся от концерта к концерту и вынужденных жить у родителей, потому что они не могут позволить себе снять или купить квартиру?

Без вопроса о деньгах не обойтись. Что-то очень неправильное происходит в том, как мир извлекает преимущества из новейших технологий.

Как могло случиться, что стремительное развитие социальных интернет-сетей, объединяющих огромное количество людей, не принесло нам серьезной выгоды?

И почему эра электронной коммуникации ассоциируется у нас с жесткой экономией, безработицей, потерей социальной мобильности и интенсивной концентрацией богатства на рынках, которые в то же время страдают анемией?

Принято считать, что лекарством от проблем нашего времени является право на бесплатное и открытое распространение и получение информации.

В довесок к этому лекарству прилагаются бесплатное программное обеспечение, бесплатное онлайн-образование, европейское движение пиратских партий, борющихся за реформы в области авторского права, социальные СМИ, и бесконечные вариации всего этого.

На первый взгляд, кажется, что принцип бесплатного распространения информации должен сделать ее доступной для всех, и это хорошо. Но, к сожалению, лекарство в больших дозах может оказаться ядом.

Неравенство

Все люди рождаются равными. Компьютеры – нет.

Когда люди свободно обмениваются информацией, те, у кого компьютеры лучше, могут получить огромное преимущество перед другими. Преимущество настолько велико, что они могут просто отбирать деньги и власть у простых людей.

И не важно даже, что лучшие компьютеры обслуживают сайты социальных медиа, агентств национальной безопасности разных стран, гигантские онлайн-магазины, крупные политические кампании, страховые фирмы или поисковые системы.

Потому что если отвлечься от семантики, то они все очень похожи друг на друга.

Все компьютеры, хранящие и обрабатывающие большие массивы информации, находятся в малоизвестных местах и охраняются, как нефтяные скважины.

Схожи и программы, которые работают в самых лучших компьютерах. Главным образом, они собирают информацию, находящуюся в свободном доступе.

Она может включать в себя и послания электронной почты, и записи в социальных сетях, и видеозаписи и фотографии, сделанные камерами, подключенными к интернету, и рекламные и медицинские досье... Собственно, всё что угодно.

Людей иногда заманивают в асимметричные информационные отношения, используя различные уловки.

Например, предлагают бесплатные интернет-услуги или возможность скачать музыку, или, например, с невероятной легкостью выдают ипотечные кредиты.

Однако в конечном итоге именно целевая аудитория расплачивается за полученные удовольствия упущенными возможностями.

Так получается, что в какой-то момент либо сужается диапазон бесплатных услуг, либо увеличиваются проценты, которые нужно выплачивать по кредиту.

Обычные люди - а точнее, люди с обычными компьютерами - являются единственными поставщиками информации, которая увеличивает мощность и ценность больших компьютеров.

И обычные люди получают от этого некоторую выгоду.

Это выгода сравнима с преимуществами неформальной экономики, обычно ассоциируемой с развивающимися странами. Например, репутация и доступ к бартеру. Формальные преимущества же концентрируются вокруг больших компьютеров.

И все большее число простых людей оказываются втянутыми в экономику, выстроенную по принципу "победитель получает все". Пользователи социальных сетей могут поднимать шум, но они все равно не получат реального богатства и влияния, способного реально увеличить их политический вес.

Не сотвори зла

В большинстве случаев, в этом нет ничего плохого. Многие владельцы лучших компьютеров на самом деле являются достойными и хорошими людьми.

Суперкомпьютер Roadrunner
Американский суперкомпьютер Roadrunner стоимостью $121 млн был разобран в марте 2013 года за ненадобностью

Я участвовал в создании системы, и я извлекаю из нее пользу. Но проблемы все равно остаются.

И главная проблема – в философии. Владельцам лучших компьютеров нравится думать о своих машинах, как о большом искусственном мозге. На самом же деле, они просто перерабатывают ценную информацию, собранную при помощи других.

Вот что значит "большие объемы данных".

Например, большой компьютер, принадлежащий Google или Microsoft, может более или менее прилично перевести любую статью с английского на другой язык. Но на самом деле, происходит вот что: компьютер собирает большое количество сделанных разными людьми реальных переводов, которые потом сопоставляются с новыми текстами.

При помощи массива готовых переводов создается текст основанного на них нового перевода. Реальные люди-переводчики остаются анонимными, невидимыми, и незащищенными.

И до тех пор, пока это будет продолжаться, за работой каждого большого компьютера будет скрываться целая толпа бесправных людей.

Как это часто бывает, выход из этой ситуации предусматривался уже в самой первой концепции цифровой сетевой коммуникации. Я имею в виду ранние работы Теда Нельсона, написанные еще в 1960 году.

Первая идея сетевых цифровых СМИ включала универсальную систему микроплатежей. Людям должны были платить за то, что поступившая от них информация была использована кем-то другим.

Эта идея ненавистна для нынешних ортодоксов. И если у вас она вызвала реакцию отторжения, все равно, выслушайте меня.

То, что любая вещь имеет свою цену, еще не значит, что цена обязательно должна быть высокой. Требовать, чтобы все было даром, значит согласиться с существованием вечной нищеты. Проблема не в цене, она в бедности.

Монетизация информация принесет пользу, которая с лихвой возместит неудобства, связанные с необходимостью откорректировать свое мировоззрение.

Рассмотрим проблему мелкого информационного воровства. Мелкое воровство – это когда у вас нет достаточного влияния на данные о вашей жизни.

Видеокамеры, установленные государственными органами, начинают следить за вами с момента, когда вы выходите на улицу.

То же самое и с обычным компьютером – за вами все время наблюдают владельцы всех больших компьютеров. Это все равно что частные видеокамеры, которые отслеживают каждый ваш шаг в виртуальном пространстве.

В разных странах вводятся законы и правила, связанные с защитой информации, но шансов у них немного. Кто-нибудь верит, что эти правила могут защитить вашу личную информацию? Но давайте представим, что вам должны платить за информацию, которая существует только потому, что существуете вы. В этом случае правительство не сможет больше бесплатно шпионить за вами.

Большие компьютеры, вынужденные платить вам за информацию, не прекратят своего существования. Просто для того чтобы получать от вас информацию, им придется зарабатывать деньги, создавая новые ценности.

Полицейский Нью-Йорка наблюдает за прохожими
Тысячи видеокамер круглосуточно отслеживают передвижения пешеходов

Шпионаж и манипуляции перестанут работать как основа для бизнеса, потому что сырье больше не будет дармовым.

Но владельцам больших компьютеров ничего не грозит в мире, где информация монетизирована, потому что это будет мир с растущей экономикой.

В мире бесплатной информации экономика сокращается обратнопропорционально росту автоматизации. Это происходит потому, что главным товаром в ультраавтоматизированной экономике является информация.

И это самое главное: самим фактом своего существования монетизированная информационная экономика создает сильный средний класс. Он растёт за счет денег, полученных при обмене информацией. И он должен быть таким сильным, чтобы иметь возможность тратить больше, чем экономическая элита. Это укрепляет демократию.

Кажется, что идеалы свободного и бесплатного обмена информацией расширяют права и возможности, однако в действительности они ведут лишь к обогащению владельцев самых больших и мощных компьютеров. И это доходит до таких крайностей, что приводит к постепенному ослабеванию демократии.

Джарон Ланье – известный дизайнер, инженер, изобретатель, музыкант и писатель. Он ввел термин "виртуальная реальность" и создал первые в мире многонаправленные аватары. Энциклопедия "Британника включила его в список 300 крупнейших изобретателей в истории человечества. Его последняя книга называется "Who owns the future?" – "Кому принадлежит будущее?"

Взято отсюда

Коротко

2013-05-29 23:17:46

Отрицательный ответ может стать причиной гомосексуальной ориентации.


- Ты куда среди ночи?
- Пойду проверю, не горит ли где в доме свет?
- И мне прихватишь кусочек.


Грустно? Ничего не может развеселить? Посмотри порно с украинскими субтитрами!


Мат — это как «Рафаэлло». Вместо тысячи слов.


Схожу-ка я с ума.


- Папа, папа, а почему у всех PC, а у нас MacBook?
- Не знаю, сынок, спроси у второго папы.


Не стоит задавать себе чересчур много вопросов. Это синдром сороконожки. У сороконожки спросили, в каком порядке она передвигает ноги, и она не смогла больше ходить.
Роман Полански

Взято отсюда

Аншлюс украинского языка

2013-05-29 23:14:00

На первый взгляд, украинцы имеют полное право говорить «в Украине». В конце концов, это их страна, ага. Однако как говорил украинец Нестор Махно, «твоя свобода заканчивается там, где начинается моя свобода». Русский язык является неотъемлемой частью суверенитета Российской Федерации. Поэтому любое вмешательство в наш язык является ничем иным как дерзкой попыткой нарушить наш суверенитет.
Проще говоря, украинским сторонникам написания «в Украине» надо выбрать одно из двух.
Если они учат нас русскому языку, им следует признать себя частью Большой России. Если же они считают себя отдельным государством, им не следует лезть в дела другой страны и учить её жителей правильному использованию их собственного языка.
Казалось бы, всё очевидно…
Тем не менее, коллеги, я не вижу причин не пойти украинцам навстречу в этом их нелепом требовании. Так как украинский язык, увы, находится сейчас в крайне тяжёлом положении. Ведь у обитателей Украины больше не осталось существенных причин использовать украинский.
Телевизор? Программ на русском всяко не меньше, чем на украинском. Интернет? Рунет неизмеримо — на порядки — шире и богаче Укронета. Книги? И тут украинский язык проигрывает безнадёжно, без шансов.
Остаётся только бытовое общение, в кругу семьи и тому подобных местах. Которое, в общем, вполне можно вести и на русском языке.
Что будет через 10 лет, когда пользоваться интернетом будут 90% украинцев? Исторический опыт показывает, что украинский язык будет растворяться в русском, пока не растворится совсем. Но, как ни цинично это звучит, в этом есть и свои плюсы. Осмелюсь высказать соображение, которое я бы оставил при себе, если бы был гражданином Украины.
Если бы не было русского языка, украинскому пришлось бы растворяться в английском. А этот процесс проходил бы куда как более грустно и болезненно.

Взято отсюда

Русскоязычных американцев сняли с авиарейса за разговоры на родном языке

2013-05-29 18:53:12

111reys

Шестеро выходцев из России, жителей американского города Сан-Диего, летевших самолетом авиакомпании Spirit Airlines на празднование дня рождения в Лос-Анджелес, были сняты с рейса за разговоры на русском языке, передает РИА “Новости” со ссылкой на местные СМИ.
Как рассказал один из высаженных пассажиров Дмитрий Битман, группа обсуждала предстоящую вечеринку обычным тоном и лишь иногда, когда кто-то из сидевших рядом пассажиров начинал разговаривать, повышала его. В какой-то момент к русскоязычным американцам подошел бортпроводник и попросил покинуть салон.

По словам Битмана, им сказали: “Стюардессы испугались, что они разговаривали на другом языке”. Он отметил, что бортпроводники ни разу не попросили их говорить потише. Однако стюардессы утверждали, что предупредили их об этом по громкоговорителю.

Еще один приятель, сидевший через несколько рядов от остальных членов группы, остался в самолете.

Авиакомпания пока никак не прокомментировала инцидент.

Взято отсюда

Sell your data to save the economy and your future

2013-05-29 07:51:54
Robot tea time
Two for tea: These friendly, labour-saving robots might look harmless - but automation is replacing traditional jobs

Imagine our world later in this century, when machines have got better.

Cars and trucks drive themselves, and there's hardly ever an accident. Robots root through the earth for raw materials, and miners are never trapped. Robotic surgeons rarely make errors.

Clothes are always brand new designs that day, and always fit perfectly, because your home fabricator makes them out of recycled clothes from the previous day. There is no laundry.

I can't tell you which of these technologies will start to work in this century for sure, and which will be derailed by glitches, but at least some of these things will come about.

Surgical robot
On call: At the moment, humans operate surgical robots - what happens to the humans when they can operate themselves?

Who will earn wealth? If robotic surgeons get really good, will tomorrow's surgeons be in the same boat as today's musicians?

Will they live gig to gig, with a token few of them winning a YouTube hit or Kickstarter success while most still have to live with their parents?

This question has to be asked. Something seems terribly askew about how technology is benefitting the world lately.

How could it be that since the incredible efficiencies of digital networking have finally reached vast numbers of people that we aren't seeing a broad benefit?

Jaron Lanier
Jaron Lanier believes that the digital revolution as it stands could be the death knell of the middle classes

How could it be that so far the network age seems to be a time of endless austerity, jobless recoveries, loss of social mobility, and intense wealth concentration in markets that are anaemic overall?

The medicine of our time is purported to be open information. The medicine comes in many bottles: open software, free online education, European pirate parties, Wikileaks, social media, and endless variations of the above.

The principle of making information free seems, at first glance, to spread the power of information out of elite bubbles to benefit everyone.

Unfortunately, although no one realised it beforehand, the medicine turns out to be poison.

Digitally unequal

While people are created equal, computers are not.

When people share information freely, those who own the best computers benefit in extreme ways that are denied to everyone else.

Those with the best computers can simply calculate wealth and power away from ordinary people.

It doesn't matter if the best computers run schemes called high frequency trading firms, social media sites, national intelligence agencies, giant online stores, big political campaigns, insurance companies, or search engines.

Leave the semantics aside and they're all remarkably similar.

All the computers that crunch "big data" are physically similar. They are placed in obscure sites and are guarded like oilfields.

The programs that the best computers are running are also similar. First comes the gathering of freely offered information from everyone else in the world.

This might include scanned emails or social media sharing, sightings through cloud-connected cameras, or commercial and medical dossiers; there's no boundary to the snooping.

In order to lure people into asymmetrical information relationships, some treat is often dangled.

Facebook data centre
Information is power: One of Facebook's data centres in North Carolina - your data is held somewhere like this

The treat might be free internet services or music, or insanely easy-to-get mortgages. The targeted audience eventually pays for these treats through lost opportunities.

Career options will eventually narrow, or credit will become insanely tight.

Ordinary people, or more precisely people with only ordinary computers, are the sole providers of the information that makes the big computers so powerful and valuable.

And ordinary people do get a certain flavour of benefit for providing that value.

They get the benefits of an informal economy usually associated with the developing world, like reputation and access to barter. The formal benefits concentrate around the biggest computers.

More and more ordinary people are thrust into a winner-takes-all economy. Social media sharers can make all the noise they want, but they forfeit the real wealth and clout needed to be politically powerful.

Do no evil

In most cases there was no evil plot. Many of the people who own the top computers are genuinely nice.

I helped create the system, and benefit from it. But nonetheless, it is not sustainable.

The core problem starts with philosophy. The owners of the biggest computers like to think about them as big artificial brains. But actually they are simply repackaging valuable information gathered from everyone else.

This is what "big data" means.

For instance, a big remote Google or Microsoft computer can translate this piece, more or less, from English to another language. But what is really going on is that real translations, made by humans, are gathered in multitudes, and pattern-matched against new texts like this one.

A mash-up of old translations will approximate the new translation that is needed, so long as there are many old translations to serve as sources. Real human translators are being made anonymous, invisible, and insecure.

As long as we keep doing things the way we are, every big computer will hide a crowd of disenfranchised people.

As it happens, the very first conception of digital networked communication foresaw a way out of this trap. I am referring to Ted Nelson's early work, dating back to 1960.

The first idea of networked digital media included a universal micropayment system, so that people would be paid when data they added to a network was used by someone else.

This idea is anathema to the current orthodoxy. If you are bristling, please give what I'm saying a chance.

Just because things have a cost, that does not mean they can't be affordable. To demand that things be free is to embrace an eternal place for poverty. The problem is not cost, but poverty.

Monetising information will bring benefits that far outweigh the inconvenience of having to adjust one's worldview.

Consider the problem of creepiness. Creepiness is when you don't have enough influence on your information life.

CCTV monitoring in New York City
Big brother: Every day thousands of cameras track us, especially those living in urban areas, creating massive data files

Government cameras track you as you walk around town, despite wars having been fought to limit the abilities of governments to do that.

Aside from governments, every other owner of a big computer is doing exactly the same thing. Private cameras track you as often as government ones.

Privacy regulations attempt to keep up, but face dismal odds. Does anyone believe such regulations have a chance?

But what if you were owed money for the use of information that exists because you exist? This is what accountants and lawyers are for.

The government should not be able to spy on you for free any more than the police should get free guns or cars. Budgets create moderation.

If the biggest computers had to pay for information, they wouldn't cease to exist.

Instead big computers would have to earn their way by providing new kinds of value. Spying and manipulating would no longer be business plans, because the raw materials would no longer be free.

In fact, the owners of the biggest computers would do fine in a world of monetised information, because that would be a world with a growing economy.

In a world of free information, the economy will start to shrink as automation rises radically. This is because in an ultra-automated economy, there won't be much to trade other than information.

But this is the most important thing: a monetised information economy will create a strong middle class out of information sharing - and a strong middle class must be able to outspend the elite of an economy for democracy to endure.

While the open information ideal feels empowering, it is actually enriching those with the biggest computers to such an extreme that it is gradually weakening democracy.

Jaron Lanier is a renowned designer, engineer, inventor, musician and author. He coined the term virtual reality and created the world's first immersive avatars. The Encyclopaedia Britannica lists him as one of the 300 greatest inventors in history. His latest book is called Who owns the future?

Взято отсюда

На Аляске нашли изолированный диалект русского языка

2013-05-28 12:22:49

Читать всё

На Аляске нашли изолированный диалект русского языка
Деревня Нинильчик
Лингвисты Мира Бергельсон и Андрей Кибрик совместно с американским коллегой Уэйном Лиманом (Wayne Leman) обнаружили и описали реликтовый диалект русского в деревне Нинильчик на Аляске на восточном берегу залива Кука.
Лиман сам родом из этой деревни, не знает русского, занимается языком индейцев шайенн, но обратил внимание на исчезающий языковой и культурный феномен малой родины и решил привлечь к нему внимание.
В результате нескольких экспедиций лингвистам удалось описать фонетику нинильчикского диалекта, разработать практическую орфографию (на основе латиницы, кириллицу носители диалекта не знают), составить словарь, описать ряд грамматических особенностей и собрать корпус аудио- и видеозаписей. Бергельсон и Кибрик недавно прочитали лекцию на основе своей работы в московском клубе «АРТ’ЭРИЯ»
История поселения такова. В начале 1847 году его основали работники Российско-Американской компании, которые часто женились на алеутках и эскимосках. В 1867 году Аляска перешла во владение США. И хотя большая часть русских поселенцев покинула Америку, кое-кто остался. В Нинильчике действовала православная церковь, а при ней – школа. Изоляция способствовала сохранению языка. После 1917 года школа перестала работать, а в 1930-х годах была открыта американская. В то время в образовании на Аляске проводилась политика ассимиляции в отношении коренных народов (индейцев, алеутов, эскимосов). Их языки в школах не только не преподавались, но даже за разговор в школе на родном языке детей наказывали.
В итоге сейчас насчитывается не более двадцати человек, в той или иной степени владеющих нинильчикским диалектом. Все они не моложе 75 лет. Местная разновидность русского уникальна еще и тем, что по меньшей мере сто лет не имел никаких контактов с материнским языком.
Диалект деревни Нинильчик обладает рядом особенностей. Средний род существительных в диалекте утрачен. Частично утрачен и женский род, например: "мой дочь пришел", "краснай смародина", "евонай мать весь ночь television караулил" ("его мать всю ночь смотрела телевизор"). Судя по исследованиям эта черта появилась здесь не в результате распада языка, а, видимо, была свойственна тому варианту русского, который использовался в XIX веке среди русских и креолов Аляски.
Более 70 % слов нинильчикского диалекта – обычные русские слова (с точностью до фонетических изменений): "агорот", "бутилка", "бабачка", "чотка" ("тетка"), "остраф", "мишок", "скаска". Некоторые русские слова в Нинильчике сохранились с измененным значением: "шайка" ("ночной горшок"), "дёсна" ("чеслюсть"), "башка" ("череп"), "крупа" ("рис"). Сохранились и слова, встречавшиеся в русском языке XIX века: "струш" ("рубанок"), "вишка" ("второй этаж"), "чухня" ("финн"), "чихотка" ("туберкулез"). Есть слова, встречающиеся в других русских диалектах: "шикша" ("ягода водяника"), "пучка" ("дикий сельдерей"). Некоторые слова немного изменили свою форму: "калишок" ("кошелек"), "вомарак" ("обморок"), "мужиканиц" ("музыкант"). В языке сложился ряд образных названий: "дедушка камар" ("крупный комар"), "марской чайка" ("рыба скат" – так как машет плавниками, подобно птице).
Многие слова обозначают специфические для жителей Нинильчика занятия и объекты: "крошки" – куски природного угля, которые выбрасываются морем и использовались для отопления, "газолин, газолинка" – металлическая лодка с мотором, "садок" – конструкция из сетей для ловли лосося, "дарога" – заслон на пути мигрирующего лосося, направляющий рыбу в садок. Словом "лайда" называют косу в месте впадения реки Нинильчик в море (это слово известно в русских диалектах в значении "пляж, заливаемая приливом полоса").
Есть ряд старых заимствований из английского языка: "инвилоп" ("конверт"), "кворт" ("кварта" – мера объема), "рабабутси" ("резиновые сапоги" из rubber boots). Некоторые английские заимствования оформлены русскими суффиксами: "газник" ("канистра для бензина"), "бейбичка" ("ребенок"). Есть несколько слов, пришедших из атабаскаского языка дена’ина: "казна" ("рысь"), "тайши" ("сушеная рыба"). Есть слова из языка алютик (одного из эскимосских): "укудик" ("шмель"), "нюник" ("дикобраз"), "мамай" – вид съедобного моллюска. От последнего слова образовано "мамайник" – лопата, которой выкапывают моллюсков во время отлива.
Подробнее с бытом и обликом Нинильчика можно ознакомиться по книжке Уэйна Лимана «Agrafena’s Children»

Взято отсюда